?

Log in

No account? Create an account

Охотники VS Земледельцы, или Кого хотят женщины

« previous entry |
Jul. 26th, 2016 | 05:20 pm

- …Драма в том, что женщина – это один биологический вид,
а мужчины – два зверя: охотники и земледельцы.

Артист

История учит нас: испокон веков народы делятся на две категории: кочевые и оседлые, охотники и землепашцы. Все так, но слово «делятся» для понимания природы этого явления следует понимать не в активном, а пассивном залоге. Народы делились не по собственному хотению, а по щучьему велению. В первую очередь – велению самой истории. История, как любая женщина, в данной ситуации сторона заинтересованная. Первичное тяготение мужчины к охоте и кочевому образу жизни она стремится сублимировать, т.е. направить в позитивное (для женщины) русло – оседлость, земледелие, семейственность, узы, брак. И в этом стремлении хороши все средства. Покажем, что природа мужчины, народа, государства – охотничья. Обращение в землепашца происходит не от хорошей жизни, а под давлением внешних, порой сугубо корыстных обстоятельств.

Брак – первое из таких обстоятельств – изобретение женщины, способ обратить мужчину из охотника в землепашца, одомашнить его. Построить дом, посадить дерево, родить сына – деяния, подающиеся как атрибуты настоящего мужчины, - действительно, атрибуты, но мужчины оседлого. Или, точнее, оседланного. Чтобы этот список действительно стал путеводным листом настоящего мужчины, нужно бы каждый из элементов триады дополнить соответствующим качеством мужчины-кочевника: завоевать страну, пересечь пустыню, соблазнить женщину. Полученная секстаграмма, так и быть, пусть будет эталоном. Впрочем, где там секс. Спустимся с грешных небес на райскую землю и признаем: институт кочевничества с допотопных времен существует вне закона. Первое столкновение мужчины-охотника с мужчиной-земледельцем произошло как раз недалеко от эдема: Каин убил своего оседлого брата, за что припечатан на века Каиновой печатью, как тульский пряник. Охота пуще неволи и тем более пахоты. Неравенство между двумя этими категориями заложена изначально, как говорится, сам Бог велел. Со времен Каина домоседы с плохо скрываемой завистью поглядывают из своей клети на призретых Богом скотоводов и их телочек.

Уверен, дело это сфабриковано: шерше, как говорится, ля фам. Уж очень удобно с тех пор костерить окаянных охотников, приваживая их к институту оседлой окольцованности. Под Каиновой печатью удобно скрывать печать первородного греха. В неволе же кочевнику остается одно – сублимировать. Страсть к автомобилям – пережиток кочевой жизни в седле – узаконенный способ покорения пространства. Погоня вообще – акт овладения пространством. Не зря в советских фильмах постельные сцены замещались их вертикальными инсценировками: она убегает, он догоняет. Рыбалку называют второй охотой женщины, в рекламных целях. На самом деле это суррогат охоты, расплата за оседлость. Рыбалка неподвижна, зато бесконечна до медитации. Командировки – такой же суррогат, концентрат охотничьей жизни, по капли прописываемый окольцованному землепашцу. Вы замечали, как на этих суррогатах женатые быстро набирают вес. «Мужают», как успокаивают их женщины.

Конечно, и сублимировать можно возвышенно. Виктор Шкловский утверждал: «Писатель не может быть землепашцем. Он кочевник и со своим стадом переходит на новую траву». То есть меняет темы, обновляет приемы, осваивает разные жанры. Добавим от себя, что речь идет именно о Писателе – Пророке, Искателе, Страдателе, Авторе, Творце и далее по аббревиатуре. Во все времена, и до Шкловского, и после, тянут свою лямку и писатели-землепашцы. Однажды попав в колею, они добывают свой хлеб, как умеют: не осваивают целину, но окучивают грядку, не ведут изыскания, но прорабатывают жилу, не изобретают энциклопедизм, но переосмысливают его для современников, не седлают Пегаса, но перекапывают тонны словесной руды. Писатели-Искатели и Писатели-Старатели. Творители и Вторители. Изобретатели и Приобретатели. Пожалуй, за вычетом гениев и посредственностей, грань эта достаточно условна. Писатель может оказываться по разные стороны этой грани. Чаще всего – под воздействием внешних воздействий.
«Интересен лишь человек, в котором есть прорыв в бесконечность». Вольно или невольно Николай Бердяев сформулировал главный женский секрет со времен Марии из Магдалы. Брик, Виардо, Гончарова, Дьяконова Елена, Жозефина и далее по алфавиту – все они с евангельским рвением чтили эту отнюдь не евангельскую заповедь. Время – главный и единственный враг женщины. Войной со временем исчерпывается мировая история Женщины, а главное оружие в этой войне – красота и деторождение. Первое, максимально уязвимое для времени, призвано за свой недолгий век (век, к сожалению, слишком сильное слово в данном контексте) дать возможность выстрелить второму, бьющему точно в цель.
«Инти-инти-интерес – Выходи на букву S». Эта детская считалочка, почти добуквенно передающая суть секрета, надежно охраняет тайный код, передаваемый из поколения в поколение от матерей к дочкам: выходи за букву S. Шифр прозрачен: Serenity, беСконечнось. Латинской S не хватает небольшого фрагмента до знака бесконечности. Этого же фрагмента недостает русской С, чтобы замкнуться в кольцо – другой символ бесконечности и, по странному совпадению, брачных уз. Это самое кольцо связывает в одну цепь искательницу бессмертия и гения, несущего в себе прорыв в бессмертие.
Вообще говоря, посредством деторождения, прорыв в бесконечность может обеспечить любая посредственность. Единственный недостаток деторождения как средства борьбы со временем (читай смертностью) – как у пилы «Дружба» - потребность в партнере. Амазонки предприняли попытку заменить это оружие луком и безнадежно проиграли свою борьбу. С тех пор женщины терпят партнерство с нами, оставляя себе возможность брать от вынужденного партнерства максимум. Что греха таить – женщины, как Минотавр, выбирают лучших из нас. А критерий выбора – в том самом афоризме мудрого Бердяева.
Гений избавляет музу от плебейского удела плодиться и размножаться. Он несет в себе Славу – третий, и наиболее редкий, способ победить Время. Такой шанс упускать нельзя. Прекрасная половина составляет не менее двух третей в случае, когда в погоню за бессмертием вступает профессиональная муза. Заметьте, она не заботится заведением потомства – это излишне, бессмертие обретается здесь и сейчас, а не делегируется на откуп потомков. Муза – вовсе не «Венера в мехах». Их меха иные – это кузнечные меха, раздувающие искру таланта в пламя гения и пожар в сердцах поклонников. На этом огне доводится до готовности миссия музы: она привносит недостающий фрагмент и дорисовывает S до бесконечности. Это отнюдь не паразитизм, но полноценный симбиоз. Биография Гала или сестер Брик – хрестоматийные примеры пестования гения, взращивания его из таланта и одаренности. «Быть женщиной – великий шаг». В этом высказывании Пастернака под женщиной следует понимать именно Музу.
Продавать свой талант для художника – грех, черное дело, да художник редко когда обладает этим навыком. Каждому – свое, избранным – чужое. Счастье, если гению случается найти знающую свое дело Музу. Человечеству известны лишь те таланты, чьим творениям повезло найти своего Прометея (полковник Сандерс, Дягилев, француз, нашедший «1001 ночь» на базарном развале). Сумарокова называют «первым забытым», как раз потому, что у того не было своего Прометея. Талантам нужно наливать, бездарности напьются сами.
Войдем же в положение Прометеев: зов бессмертия как мотыльков ведет их к огню Богов. Не станем клевать их печень, каждый Брик хочет оставить след в истории, став кирпичом в стене Маяка, оставить на нем надпись: «Лиля и Ося здесь были». Ну а Маяку от того не убудет – кирпичом меньше, кирпичом больше. Another Brick in the wall.
Пойдем еще выше, от уровня личности поднимемся до уровня государства. Война принуждает к агрессии – охоте и прочим аннекисиям-контрибуциям. Но это война, в военное время даже число Пи может достигать 4-х. Только мирное время открывает истинный статус государства. Великобритания, некогда самая могущественная держава, империя, над которой не заходит солнце, под покровом имперского статуса обнаруживает свое викторианское земледельчество. Преклонение перед Традицией, страсть к клумбам и пасекам, культ домашнего очага («мой дом – моя крепость»), изобретение футбола и бокса как сублимация войны. Все значительные достижения британцев вытканы на зеленом ковре газона: от овечки и мануфактур эпохи буржуазных революций до современной футбольной премьер-лиги. «Чтобы иметь идеальный газон, говорят англичане, нужно всего лишь стричь и поливать его. 300 лет». А куда они денутся с подводной лодки? Обделенные пространством островитяне всегда вынуждены мирить свои кочевые амбиции с оседлой реальностью.

В то самое время, пока Англия окучивала время (отсчет мирового времени от Гринвича – ключевая их победа на этом поприще), наша родина активно прирастала пространством: Сибирь, целина, космос. Вся наша традиция однозначно говорит об охотничьем характере российско-советской империи: романтизация бродяжничества и презрение к материальному; потребительское отношение к природе («не можем ждать милостей») и пренебрежение ко всяким границам. Пространства у нас хватает, но времени в обрез. Хожение хоть за 3 моря? Не вопрос! Только терпения на то, чтобы осесть, закрепиться, зацепиться за время уже не хватает. У нас если песня – то дорожная, если избушка – то на курьих ножках. Когда запад строил небоскребы – мы возводили бараки. Экстенсивность в ущерб интенсивности. Шестая часть суши недалеко ушла от Канады. Той самой, у которой «слишком много географии и слишком мало истории».
Кстати о суши. В Японии, другом острове-антиподе Британии, оперирование временем возведено в ранг искусства: хокку, бонсай, оригами. Народная забава японцев- измывательство над пространством. Культ малого как насмешка над величием пространства. Японская «Илиада» - в 3-х строчках, над списком кораблей не заснуть и сурку. В японском дубе из цветочного горшка не сделать дупла белке. Японской чудо-рыбой суши не накормишь и соловья. Изуверство над пространством своего максимума достигает в оригами – так поверхность не унижал ни Мебиус, ни Клейн. Японец проникнут истиной, до которой грек дошел лишь наполовину (что поделать, Эллада – полуостров): на бесконечно малом пространстве время бесконечно велико. Японская черепаха недостижима (и непостижима) для Ахиллеса. Японцы живут по закону, который греки лишь чертили на песке в своих рощах, считая парадоксом.
А ведь были времена, архипатриархальные заметьте. Великое переселение народов – античный рассвет кочевников. Чингисхан, Македонский, Атилла – Божий бич для оседлой Европы. Эпоха великих географических открытий – ренессанс кочевничества. Это уже Старый Свет отыгрывался за свою поруганную честь на Свете Новом. Великие пионеры прошлого одним махом покоряли пространство и время. Достаточно было дать вновь открытой земле свое имя, и ты овладевал сразу двумя дамами: Геродот со Страбоном спешат выдать своих дочурок за славного зятя. И здесь обручальное кольцо. Порочный круг? Кочевники покоряют и заполняют пространство (включая то, о котором вы подумали), оседлые осваивают время.

Вернемся к тому, с чего начали. Любой биолог-генетик подтвердит: мужчины ищут, женщины сохраняют. Женщина стремится ограничить Пространство мужчины с единственной высшей целью – продолжить свое (и его) существование во Времени. И главный ей в этом помощник – само Время. Любовь к земле приходит с годами. Перефразируя политграмотный афоризм: не жил тот, кто в молодости не был охотником, а в зрелости – землепашцем. Брак – поступок не мальчика, но мужа. Пространство, сочетаясь со Временем, порождает Жизнь. Оргазм – счастливый случай слияния пространства и времени, точки пространства, в которой миг превращается в бесконечность. Остановись мгновенье, ты – пространство.

Link | Leave a comment | | Flag

Comments {3}

krunjav

(no subject)

from: krunjav
date: Jul. 27th, 2016 02:37 pm (UTC)
Link

но ведь бесконечность - infinity.

Reply | Thread

(Deleted comment)

Ершов Павел

(no subject)

from: ershov_pavel
date: Oct. 12th, 2016 07:18 am (UTC)
Link

Что и требовалось доказать.
Мужчина.

Reply | Parent | Thread

bob_ling

(no subject)

from: bob_ling
date: Mar. 29th, 2018 02:02 am (UTC)
Link

С днем рождения! :)

Reply | Thread